kiberbob2000 (kiberbob2000) wrote,
kiberbob2000
kiberbob2000

Забыты и заброшены чтобы скрыть реальные потери и не платить вдовам пособия.

Оригинал взят у novayagazeta в Забыты и заброшены

В одном только Ливенском районе Орловской области погибли 20 тысяч бойцов. Где похоронены 18 тысяч из них, кто они — неизвестно.

В то время, когда прокремлевские байкеры «Ночные волки» устраивали провокационные пиар-акции на границе с Польшей, наш корреспондент вместе с заместителем командира поискового отряда «Ливенский щит» отправился в Орловскую область на поиски безымянных солдатских могил. Останки тысяч бойцов до сих пор лежат в полях и силосных ямах, а в некоторых деревнях памятники погибшим сдали в металлолом, сровняв могилы с землей. К счастью, остались еще люди, ухаживающие за захоронениями павших в Великой Отечественной и охраняющие их от вандалов и мародеров.

Зубцово и Труды

При въезде в Ливны замечаю группы рабочих: вывешивают флаги и транспаранты к Дню Победы, другие — спешно ставят «заплатки» на «убитую» асфальтовую дорогу.

Штаб поискового отряда «Ливенский щит». Меня встречает полковник запаса Сергей Кошелев:

— Хорошо, что приехали на машине: у нас-то своей нет, — жмет руку полковник. — После обеда заберем Степаныча, а пока поехали на разведку в Зубцово.

Четыре года назад полковник Кошелев ушел в запас и приехал в Ливны. Здесь он познакомился с энтузиастами, которые разыскивали безымянные солдатские могилы и устанавливали личности погибших. На базе молодежного патриотического клуба создали поисковый отряд и «выбили» подвальное помещение для Музея боевой славы. Костяк клуба — бывшие военные, рабочие и пенсионеры. За последние три года поисковики «подняли» 480 безымянных бойцов и похоронили их с почестями.

— Вот, смотри, — достает свой блокнот Кошелев. — На выезде из Ливен в силосной яме лежат 200 безымянных бойцов, в Каменке — около 100 солдат, в Горюшкино — два разведчика, в Екатериновке — один боец, в Огрызково — два танкиста, в Покровском — 12 погибших. Еще в Баранове где-то 50 наших солдат: их немцы сложили в яму с водой и, чтобы тела не всплывали, сверху заложили камнями. Представляешь, недавно одного бойца подняли в старой рыцарской кольчуге, прошитой автоматной очередью.

— А имена погибших всегда можно установить?

— Если бы… В архивах творятся полный бардак и подтасовки. Например, мы вскрываем официальную братскую могилу, а там… никого нет. Или, допустим, в бумагах указано, что останки 45 бойцов торжественно перезахоронили в другом месте и поставили памятник. А на самом деле собрали всего несколько костей. К тому же местные жители рассказывали, что сразу после войны военкоматы мешками сжигали красноармейские книжки, — чтобы скрыть реальные потери и не платить вдовам пособия.

Едем в деревню Зубцово, где во дворе частного дома имеется захоронение. Из ворот выбежала пожилая женщина и тут же накинулась на нас:

— Не дам выкапывать Ваню! Знаю я ваши братские могилы!

Около пасеки замечаем свежевыкрашенную могилу лейтенанта Ивана Щербакова, похороненного в 1942 году. Оказывается, недалеко от Зубцова во время боев располагался передвижной госпиталь, умерших от ран хоронили где-то в овраге, а одного принесли в деревню.

— Перед отступлением Ваню у нас во дворе положили, — рассказывает Нина Семеновна. — Отец вспоминал, что санитары плакали, когда его хоронили. Лекарств никаких не было, он очень мучился от ран, — ну и попросил ускорить его смерть. Только не обращайте внимания на вид: какие-то гады украли железную ограду, и мы из штамповки соорудили временную.

На выезде из Зубцова встречаем рыбака, который сообщил, что в деревне Труды тоже есть захоронение неизвестного солдата. На месте выяснилось, что последний житель покинул деревню лет 15 назад, а от всего населенного пункта сохранилась только часть каменной печки.




— Вот здесь стоял маленький памятник со звездой, — пробирается сквозь бурьян рыбак. — А может, здесь? Или вот тут?

— А куда он делся? — интересуюсь я.

— Как куда? В металлолом сдали…



Росстани и Жерновка


Могила Героя Советского Союза Ивана Любушкина

В 1942 году в районе Росстани—Жерновка воевала 47-я танковая бригада (из корпуса генерала Катукова). По словам местных стариков, потери были огромными и большинство погибших так и остались лежать в полях и оврагах. В Росстани установили обелиск павшим воинам — в братскую могилу будто бы перенесли останки Героя Советского Союза Ивана Любушкина, именем которого названы улицы в Орле и Ливнах. Однако, по данным поисковиков, настоящая могила Героя находится в 10 километрах от братского захоронения — в деревне Жерновка, и за ней никто не ухаживает.

— Многие нас упрекают: зачем вы копаетесь и кому нужна ваша правда? — говорит Кошелев. — А я им отвечаю: «А вы сами-то хотите лежать в силосной яме? И чтобы родня не знала, где вы похоронены?» Эх, нам бы хороший навигатор, чтобы с точностью определял широту и долготу…

До большевистского переворота Жерновка насчитывала 25 дворов. Затем часть жителей раскулачили и отправили в Сибирь. С войны не вернулись 24 человека, еще 19 — подорвались на минах уже в мирное время. Сейчас самой деревни уже нет, сохранилось только полузаброшенное кладбище. Находим покосившийся железный памятник со звездой, без фамилии и фото.

По официальным данным, в танк Любушкина попала авиабомба: вместе с ним погиб стрелок Литвиненко, радист Егоров получил тяжелое ранение, а механик Сафонов остался невредим. Подбитый танк горел несколько часов, от погибших остались кучка пепла и расплавленный наградной пистолет Героя. Останки танкистов и еще несколько тел убитых пехотинцев сложили в одну могилу.

— Ну и кого тогда хоронили в братской могиле в Росстани? — цедит сквозь зубы Сергей. — Здесь он и лежит…

На обратном пути упираемся в сломанный трактор и вдрызг пьяного хозяина. Интересуемся, где находятся безымянные братские могилы.

— Тут где ни копни, или кости найдешь, или снаряд, — еле ворочает языком тракторист. — Три года назад Колька на тракторе подорвался. Раньше в поле была братская могила, но ее сровняли, чтобы не мешала сеять. Вон там — под миной — еще вроде солдат 30 лежат*.

В 100 метрах находим заросшую бурьяном бывшую силосную яму, а сверху лежит минометный снаряд. По словам тракториста, опасную находку обнаружили в поле еще в прошлом году, но саперы так и не появились. Зато в полукилометре местные власти установили памятную плиту с оградой.

— А почему здесь не установили?

— Там сухое место и начальство со школьниками ботиночки не пачкают…


Минометный снаряд

Воротынск и Блынское озеро

Из Ливен дозвонился обещанный Степаныч. Забираем его и направляемся в район села Воротынск, к озеру Блынское. Здесь держали оборону пехота и артиллерия, и сколько полегло бойцов, неизвестно. Местные старики рассказывают, что утром приходило пополнение, а к вечеру от роты оставались три—пять раненых.

— Я знаю, где есть два захоронения: рядового и двух офицеров, — говорит Алексей Степанович.

Через пару километров натыкаемся на заросшие травой окопы.

— Вот тут могилка солдата, — показывает Степаныч. — Мой отец на 9 Мая все время сюда приходил и выпивал шкалик.

Сергей внимательно осматривает место: оказывается, здесь уже побывали какие-то копатели, — делает запись в блокноте.

Доезжаем до полузаброшенной деревни, где еще сохранились 5 покосившихся домов, сквозь бурьян пробираемся к речке Ливенка. В 10 метрах от берега в землю вбит прогнивший крест.

— Тут два безымянных офицера похоронены, — снимает бейсболку Степаныч. — Раньше школьники сюда приходили, а теперь никому ничего не нужно.

— Не расстраивайся, — успокаивает Сергей. — Перезахороним в сухом месте и постараемся установить фамилии.

Ливны

Пункт приема металлолома. Заспанный приемщик, взглянув на удостоверение журналиста, похоже, «включил» дурака:

— А кто их разберет: памятник принесли или нет? Они звезды-то срезают…

Перед посещением городской администрации захожу в редакцию газеты «Уездный город», журналисты которой воюют с местной администрацией и сотрудничают с «Ливенским щитом».

Главред Елена Богданова с ходу начала рассказывать, как местные жители приносят в редакцию останки солдат и просят похоронить по-человечески. Два года назад произошел и вовсе вопиющий случай:   двое молодых людей из Волгограда с помощью металлоискателя нашли могилу погибшего бойца: себе оставили несколько «сувениров», а останки принесли в дом родственницы. Хозяйка дома позвонила в полицию, и коробка с костями стала кочевать по разным кабинетам.

Слава богу, в дело вмешались журналисты, и через полтора месяца останки неизвестного солдата похоронили.

В ливенской администрации на входе меня встречает бойкая тетя:

— На месте главы города нет, но это хорошо, что вы приехали. Мы будем чествовать ветеранов, а 9 Мая салют начнется. Думаю, у вас хороший очерк получится.

— Я по поводу заброшенных солдатских могил…

— Этими вопросами занимается военкомат, — мгновенно меняется в лице чиновница. — Зачем сейчас об этом говорить? Тут у людей праздник, а вы приехали из Москвы его обгадить?

…По официальным данным, только в Ливенском районе погибли 20 тысяч наших солдат. На сегодняшний день обнаружены останки примерно полутора тысяч, и в каких оврагах лежат еще 18 тысяч, неизвестно.

На выезде из города остановился у места гибели в 1941 году экипажа советских летчиков, направивших свой подбитый самолет на колонну немецких танков. Командиру экипажа Василию Челпанову посмертно присвоили звание Героя Советского Союза. По словам поисковиков, установленный памятник трижды сдавали в металлолом, пока работники расположенного по соседству автосервиса не взяли его под свою охрану.

Сергей Канев
Криминальный репортер

Электронный адрес поискового отряда «Ливенский щит»: livenskiishit@mail.ru

*Когда номер готовился в печать, позвонил полковник Кошелев и сообщил, что в этом месте нет захоронений.


Tags: 9 мая
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments